Евангелие о Любви (Мф. 92 зач., 22, 35-46)

Слово в неделю 15-ю по Пятидесятнице.
Евангелие о Любви (Мф. 92 зач., 22, 35-46).

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня в Евангелии апостола Матфея рассказано о том, как фарисей-законник, искушая Христа, спросил Его: « Какая заповедь наибольшая в законе?».Спаситель ответил: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоей, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего как самого себя; на этих двух заповедях утверждается весь Закон и пророки».

Фарисеи, гордясь своим знанием Закона, рассчитывали смутить и унизить Христа, чтобы обвинить Его в малограмотности. У них было несколько ответов на этот вопрос – одни считали, что заповедь о жертвах в честь Иеговы – это главная заповедь, другие также говорили о хранении субботы, третья считали главным обрезание. Законники сами выискивали главную заповедь, чтобы ее исполнение гарантировало им праведность. Заповеди Божии делались предметом споров, и поэтому дать правильный ответ было как бы невозможно. Они рассчитывали, что если Иисус скажет, что главная Божия заповедь есть обрезание, то можно обвинить Его в пренебрежении субботой; если Он выделит хранение субботы, то обвинить Его в пренебрежении обрезанием, а если же какую-нибудь другую заповедь объявит главной – тогда тем более обвинить Его в пренебрежении ветхозаветным Законом Божиим. Они, скудоумные, и заподозрить не могли, что Христос назовет им те заповеди, на которые они не обращали внимание и, назвав старые заповеди из Ветхого Завета о любви к Богу и ближним, Христос неожиданно для фарисеев выделил их как главные и при этом предал им новый смысл. А заповеди эти находятся в двух разный книгах Моисея – в Второзаконии (6;5) и в Левите (19,18). Они не включены в число десяти Божиих заповедей, но упомянуты как бы мимоходом и считались, видимо, второстепенными. В этом был особой Промысел Божий, ибо род человеческий в то время еще не был готов эти две заповеди принять. Прежде чем поступить в высшую школу, необходимо закончить начальную. А десять заповедей Моисея и представляют собой начальную школу и являются подготовкой к высшей школе любви.

Возлюби Господа Бога твоего. Сия есть первая и наибольшая заповедь. Вторая зависит от нее и проистекает из нее. Но разве возможна любовь по заповеди? Нет, невозможна. Но, к сожалению, заповедь о любви должна была быть сказана, ибо помраченное сердце человека забыло естественную любовь к Богу. Бог не дает никакой заповеди о любви Своим ангелам, ибо ангелы не удалены от Бога и естественным образом любят Его. Вообще-то, должно быть стыдно роду человеческому, что он вынудил Бога дать эту заповедь о любви. Зараженный грехом, человек дал повод к такой заповеди. Любовь человека к Богу должна быть более естественна, чем любовь ребенка к матери. Любовь к Богу должна быть без всякой заповеди. Свт. Тихон Задонский говорил: «С Богом жить и в несчастии будет счастье, и в бедности будет богатство, и в печали будет утешение, ибо Бог есть величайшее Добро и потому любить Его естественно больше всякого творения, больше отца и матери, больше жены и детей, и больше чем самого себя!». Почему ребенок любит свою мать? Потому что чувствует, что мать любит его. А почему человек не чувствует, что Бог его любит? Потому что сердце его окаменело, и очи духовные помрачены грехом. Господь наш Иисус Христос пришел к нам как самое сильное выражение непреложной любви Бога к человеку, чтобы вновь разжечь угасший огонь любви в сердцах людей, и чтобы то, что когда-то было для людей так же естественно, как и для ангелов, но со временем стало неестественным, вновь сделать естественным. Бог с самого начала – и прежде всякого начала – уже любит человека, Иисус Христос перед Своими страданиями говорит Своему Отцу Небесному: и да познает мир, что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня (Ин. 17,23). Вот какое великое утешение для нас – Бог по-отечески любит нас, грешных и нечистых, также, как Своего Единородного Сына! Тем, кто может познать и ощутить глубину и неугасимый пламень этой Божественной любви, не требуется никакая заповедь о любви. Апостол Иоанн Богослов, лучше всех ощутивший сладость Божественной любви, писал: дети, будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас (1Ин. 4, 9-10). Это не искусно отобранные слова светских мудрецов, но трепетное вдохновение сердца, которое пользуется самыми простыми словами, чтобы выразить невыразимую любовь Божию.

Другой апостол, сперва ненавидевший и гнавший Христа, пишет о любви: Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? И добавляет: ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе… (Рим.: 8, 35-39). Это уже не любовь по заповеди, а пламя, загоревшееся от Великого Пламени.

Спаситель ответил фарисеям так, как они не ожидали: какая должна быть первая и наибольшая заповедь – ни жертвы, ни суббота, ни обрезание, а возлюби Господа Бога твоего! Но вслед за этим Он присоединяет другую подобную заповедь: возлюби ближнего своего как самого себя. Дело в том, что у евреев понятия о любви к ближним были очень ограничены и извращены. Под ближними они понимали только людей своей национальности, и при том любовь к ним была лишь обязанностью Закона, а не внутренним искренним благожелательством.

Всякий раз, когда враги Божии расставляли сети Христу, они сами в них попадались, когда они готовились унизить Его, они сами унижались. И когда хотели затворить Его уста, сами бывали вынуждены замолчать. Все, что они предпринимали для Его позора, обернулось Его славой и их собственным позором. Всякий, желающий посрамить Бога, сам бывает посрамлен.

Сегодняшнее Евангелие дивно показывает, что бывает с людьми, которые не любят и искушают Бога.

Вопрос законника о главной заповеди был последний в ряду искушений, с помощью которых иудеи пытались найти хоть какой-то повод, чтобы осудить Христа на смерть. Вот какие бывают люди, лишенные истинной любви и отравленные собственным злом.

Бог ищет хотя бы одно доброе дело у величайшего грешника, чтобы его спасти, например, разбойника. А люди ищут хотя бы один грех у величайшего Праведника, чтобы Его убить!

Вот то, что произошло с нашим величайшим праведником, святым Царем Всероссийским Николаем Александровичем. Злодеи-предатели хотели унизить его и оболгали в добровольном отречении от власти. А сами, захватив власть, путем коварной измены, обрекли себя на вечный позор жестоких злодеев. Государь отказал им в подписании Манифеста, но они изготовили его подпись и объявили эту фальшивку за подлинник. И до сих пор клевета на Царя продолжается современными фарисеями и архиереями и лжестарцами людскими – всеми теми, кто хочет иметь власть над всеми людьми мира сего. Но сегодня Правда выходит на свет и опять побеждает. Бог возвеличил Царя, заставив наших архиереев совершить его канонизацию в 2000 году. Наш Государь ради любви к Богу и ближним, как и Спаситель Христос, принес себя в жертву, чтобы искупить грехи людей, обманутых лукавыми приспешниками сатаны. Теперь началось очищение образа Государя в исследованиях современных, честных, православных историков, которые не поддались на мифы, на заведомо лживые воспоминания современников о Царе. Несмотря на то, что некоторые из них относились к Государю с большой симпатией, но все они, также как и явные враги Царя и Самодержавия, повторяли одну и ту же ложь о якобы состоявшемся отречении Царя от престола. Это слово – «отречение» — стало мощным психологическим ударом по сознанию безхитростных, простых людей и сыграло роковую роль в свержении Государя с престола. Только люди, не любящие Бога и, как следствие этого не умеющие любить ближних своих, оклеветав Царя и ложно обвинив его в поступке, которого он не совершал, смогли хладнокровно приговорить его к аресту и последующему убийству.

Свт. Николай Сербский (Велимирович) говорил, что Любовь и Добро в этом греховном мире имеют удивительную судьбу, ибо являют, с одной стороны как бы слабость, а с другой – непобедимую силу. Это можно ясно увидеть на примере Самого Господа нашего Иисуса Христа. Самый Известнейший теперь, Он приходил как неизвестный; Праведнейший, Он был осужден как неправедный. Всемогущий, Он дал убить себя как немощный. Но что было в конце? Его победа и слава – и, поражение и позор тех, кто Его не принял, не признал и замучил. Но истинный конец истории победы Христовой еще даже и не наступил, а когда наступит, тогда для всех откроется все величие Его победы и славы, и тогда же откроется весь ужас поражения и позора Его гонителей и мучителей.

Вот это слово святителя Николая Сербского абсолютно приложимо к судьбе нашего святейшего Царя Николая.

Итак, заметим, что на первое место Христос ставит любовь к Богу, это есть первая и наибольшая заповедь. Вторая же заповедь: возлюби ближнего твоего как самого себя. Опять заметим, что Спаситель про вторую заповедь не сказал, что она равная первой, но: подобная ей, то есть поставил ее на второе место. Это значит, что вторая заповедь касается не любви к Творцу, а любви к Его творениям. Любя свою мать, дитя любит и все дела ее рук, все труды своей матери и всех, кто ей дорог. Любовь к матери укрепляет любовь к братьям и сестрам. Кто любит своих родителей, тот естественным образом будет любить и своих братьев. Но кто не любит своих родителей, тот редко бывает способен любить своих братьев. Апостол Иоанн Богослов называет лжецом того, кто говорит, будто любит Бога, а брата своего ненавидит: кто говорит: «Я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец (1Ин. 4,20), то есть такой человек на самом деле не любит и не верит в Бога и, значит, верит только самому себе. Вот так поступали и наши революционеры, которые верили не в Бога, а в свою правоту и лицемерную доброту, и, в подтверждение этого, провозглашали и обещали: свободу от Бога, равенство при распределении награбленного достояния России, и братство в борьбе против закона совести.

Но, когда человек, веруя в Бога и искренне любя Его – любит и своих ближних, таких же как и он, сотворенных Богом, любит подлинной, осмысленной и самоотверженной любовью и творит для них добрые дела, то тогда Бог начинает помогать на этом пути и дает силы – Свою Благодать.

Пример такой подлинной любви и самоотверженной жизни дает нам сам Государь наш Николай Александрович. Его любовь к Богу оказалась подобна любви Иисуса Христа к Отцу Своему Небесному, простираясь до величайшего самопожертвования во имя любви к гибнущим русским людям. Он принес себя и свою Семью в искупительную жертву за грехи народа, отступившего от клятвы на верность Царскому роду Романовых, совершивших бунт и измену Помазаннику Божию и допустивших злодейское убийство его Святой Семьи. Но вот люди, которые считают себя добрыми, но неверующими, почему то не любят Царя Николая и продолжают его убивать клеветой: обличают его в слабоволии и в предательстве Родины! Уму непостижимо! Какая ненависть оказывается у этих «добрых» людей ко святому Царю! И вот с их подачи царский подвиг послушания Богу, который проистекает из совершеннейшей любви, и который равен подвигу Спасителя Христа – подвергается оклеветанию таких «добрых» людей.

Но надо знать и помнить, что истинно-христианская любовь не может быть слепой: она должна быть разумна и строга, ибо единственной целью своей имеет спасение душ ближних своих. Долг истинного христианина обязывает нас проявлять иногда строгость и суровость к согрешающим, чтобы этим их заставить опомниться, вразумиться и вернуться на путь спасения. Ведь и Сам Милосердный Господь говорит нам: «Кого люблю, того и наказую». Строгость такая, однако, должна быть свободна от всякой внутренней ненависти и озлобления. Истинно-христианская любовь, всеобъемлющая и всепрощающая, не делает поблажки там, где видит полное закоренение во зле, упорное противление Истине и воле Божией, коснение во грехе и нераскаянность.

Господь прощает разбойника на кресте, снисходит к мытарям и блудницам, когда они действительно искренне каются, но эта же любовь Божия сурово карает первосвященника Илия за его неразумное снисхождение к порочным сыновьям, за его неразумную любовь к ним, полную поблажек и потворства злу. Эта же любовь Божия наказывает всемирным потопом человеческий род, дошедший до полного нечестия и нравственного и морального разложения. Эта же любовь Божественная вразумляет нас войнами, наводнениями, землетрясениями, пожарами, болезнями и всякого рода бедствиями. Ибо истинная любовь знает главную цель жизни вечное спасение душ человеческих и ведет к этой цели, употребляя самые разные средства – приятные и неприятные, также как и врач дает больному не только простые таблетки, но и противные на вкус лекарства, а если необходимо, то вынужден причинять и физическую боль и страдания посредством разных операций.

Так и любовь человека к Богу и ближним должна быть разумна и правильна, когда она единственной целью своей ставит спасение своей души и спасение души ближнего. Вне этой цели, всякая другая «любовь» будет лже-любовью, и, в сущности, только угождением самому себе.

И вот мы теперь видим в нашей современной жизни, как оскудение веры приводит к оскудению любви, и человек превращается в зверя, для которого нет ничего святого.

Святой Царь Николай исполнил заповедь о Любви во всей возможной для человека полноте, и, при этом, первая заповедь, в результате подвига Царя, оказалась, по слову Божию – наибольшей, а вторая, подобная ей, также, исполненная в совершенстве, подтвердила Христово учение о двух заповедях, не разделенных в своем двуединстве. Любовь Царя Николая к людям своего Отечества была именно той, о которой мы говорили раньше, — та, которая ставит главной своей целью спасение душ человеческих. Служение своему народу было для Царя святой заповедью, но поставленной им, согласно Евангелию, на второе место, как и безграничная любовь к своей Семье. Если бы Государь поставил вторую заповедь о любви к ближним и к своей Семье на первое место – вместо первой заповеди, то тогда он мог бы отречься от престола и уже не смог бы совершить свой подвиг христианина. Если бы он, вопреки слову Христа, возлюбил жену и детей более, нежели Бога, то он не был бы удостоин быть исполнителем Промысла Божия о спасении России и не смог бы принести себя в жертву, угодную Богу, во искупление грехов русского народа. И вот эта правильная расстановка заповедей Божиих, осуществленная Государем в той реальной катастрофической ситуации в России, дала возможность исполниться заповеди первой – любви к Богу, Которому, для той же цели – спасения Русской земли, нужна была добровольная жертва от такого человека, кто единственный, как Помазанник, как христос, мог быть достоин принести жертву для искупления грехов своего народа.

Для нас с вами, дорогие братья и сестры, Божия заповедь о Любви должна действенно выражаться в неразделимой любви и к Богу, и к Царю, и к Отечеству, чтобы стать нам христианами не по имени только, и потрудиться каждый на своем месте всем своим существом – духом, душою и телом и рассказать о подвиге Царственных Страстотерпцев – наши родным, нашим ближним, тем, кто все еще не знает, в чем и где можно найти и обрести вечное счастье, и подсказать им, что оно – счастье – может быть только во взаимной любви Бога и человека. Аминь!

Настоятель храма Живоначальной Троицы на Шаболовке
протоиерей Георгий Вахромеев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>